dariya
Дарья
Родник был похож на глаз. Голубой глаз в обрамлении зеленых ресниц-травы. И зрачок — пятно черного крупного песка на дне, там, где вода пробивалась из недр земли.
Игорь остановился и вытер пот со лба. Проклятый родник, как же надоело ежедневно грести вверх по течению полтора километра, чтобы привезти три ведра воды. Но Евка и Кристина категорически не соглашались кипятить чай и варить уху на речной, им подавай эту!
Ну ничего, зато обратно можно почти не работать веслами, Донец в этом месте довольно быстр, сам вынесет к стоянке. Да и тренинг неплохой — мышцы рук и живота после гребли приятно твердели. Эх, черт с ним, с родником, зато рыбалка, костер и звездное небо над рекой! Две недели вдали от пахнущего углем и отвратительной химией города.
Игорь зачерпнул большим пластиковым ведром воду, песок на дне взметнулся, но тут же осел. Наполнив ведра, мужчина отнес их к лодке и поставил на корму. Основная работа сделана, осталась ерунда. Он снял влажную от пота футболку и бросил её на сидение, поправляя болтающийся на шее крест. Потом похлопал себя по поросшей черными кудрявыми волосами груди и издал гортанный тарзаний клич. Жизнь прекрасна, черт побери!
Позади раздался осторожный шорох — небось, какую-то зверушку до полусмерти напугал.

Начинавшее клониться к закату солнце припекало плечи, но Жека не боялась сгореть — она была смуглой, как головешка, и курчавой, за что в школе ей иногда дразнили Негрой. Но она не обижалась — Негра, так Негра.
Сидя на толстом, голом стволе поваленного поперек реки дерева, девочка самозабвенно ловила рыбу. Удочка из бамбука зажата в руке, поплавок крутится над небольшим омутком, то и дело исчезая в зеленоватой глубине. Вот, опять клюнуло. Жека дернула удилище, и небольшая рыбешка, сверкнув серебром, закачалась на леске. Теперь нужно поймать её, вынуть крючок и бросить добычу в сетку — сто раз выверенные движения. Но тонкая загорелая рука застыла, а трепещущее рыбье тельце продолжало покачиваться в полуметре от неё. Жека нахмурилась и осторожно положила удилище на ответвление ствола. Рыбка, снова оказавшись в воде, заметалась, пытаясь освободиться от крючка.
Угловатая фигурка в голубом купальнике и смешной плетеной из соломки кепочке вскочила и, растопырив руки, быстро пошла по стволу.
«Девочка на шаре» Пикассо» — подумал рослый парень, загорающий около стоящей на берегу палатки. Какая же она все-таки трогательная… маленькая, но ужасно самостоятельная сестренка. «И куда отправилась?»
Он обеспокоено вскочил, готовый мчаться на помощь, если что. Если что? Жека плавает не хуже его, Донец этот в обе стороны три раза переплывет и не запыхается. Так что даже если свалится в воду, только визгу и хохоту не оберешься. Он опять уселся на надувной матрас, сложенный в виде шезлонга. Но глаза продолжали следить за девочкой. Вот она добралась до того места, где ствол уходил в воду, и замерла.
И тут из-за росших на берегу ив показалось то, что Жека заметила раньше, чем он. Лодка. Она плыла почти точно по середине реки, по течению. Гребца видно не было, весла болтались в уключинах.
«Эх, кто-то не уследил за посудиной» ещё успел подумать он, и тут раздался отчаянный пронзительный крик.
— Мама!!!
И тут же:
— Ромка!!!
Он мчался к берегу глядя только на скрючившуюся на стволе тонкую фигурку. Жека замерла, обхватив голову руками, и продолжала кричать.
Роман, обычно довольно медлительный и выверяющий каждое движение, промчался по стволу почти мгновенно.
— Жека! Тихо, тихо…
Он схватил её в охапку, прижал к себе, как обычно делал, когда ночью ей начинало сниться что-то страшное.
— Что случилось, маленькая?
Смуглая рука обессиленным взмахом указала, что. И тогда он тоже увидел.

Мертвец лежал в лодке. Плечи его опирались на кормовое сидение, а запрокинутая голова покачивалась над ведром с водой. В воду натекла кровь из вспоротого горла, поэтому она была красной и с каждым колыханием лодки переливалась через край. Широко открытые глаза смотрели в небо без всякого выражения.

Полностью рассказ тут http://zhurnal.lib.ru/d/darxja_b/rodnik.shtml